Российское общество профессиональных оценщиков и управляющих недвижимостью - сервейеров

  Журнал "Недвижимость: экономика, управление" / Журнал №6 / Историко-архитектурные аспекты экспертизы недвижности

Историко-архитектурные аспекты экспертизы недвижности

С.П. Заварихин

Всякое строительное мероприятие в исторически сложившейся среде является реконструкцией - либо пространства (если строится новый объект), либо здания (если оно приспосабливается под новые функции). В первом случае в состав экспертизы проекта должен обязательно входить исторический и композиционный анализ городского пространства, составляющего зону влияния будущего объекта; во втором - исторический, композиционно-стилевой и аксиологичесгий анализ ценных интерьеров и, при необходимости, фасадов реконструируемого здания.

Городское пространство как объект экспертизы

Метаболизм, постоянное развитие - естественное состояние почти всей городской среды, кроме отдельных, законодательно охраняемых исторических территорий, которые по этой причине застывают в неподвижности, превращаясь в крупномасштабные музейные экспонаты. Этот уникальный статус получают, как правило, лишь локальные пространственные зоны - кремли, площади, улицы, но иногда и вся историческая часть города. Однако, если, в Суздале музеефикация громадной территории обусловлена, главным образом, хорошей сохранностью архитектурных объектов, то исторический центр Петербурга вошел в список ценного мирового наследия ЮНЕСКО прежде всего как памятник градостроительного искусства.
Пространственная уникальность Петербурга обусловлена специфическим ландшафтом разветвленного речного устья и резким контрастом горизонтальной одновысотной застройки редким архитектурным доминантам. Доминанты, в свою очередь, ранжированы и занимают ключевые в градостроительном отношении места. Эта четкая, окончательная соподчиненность не позволила в 1960-е гг. осуществиться проекту высотной гостиницы "Ленинград" - на его пути встало общественное мнение, по существу, общественная экспертиза пространства главной городской панорамы. И напротив, отсутствие акцентирующих объектов в низовье Фонтанки послужило дополнительным аргументом в пользу строительства высотной гостиницы "Советской". А недопустимость осуществления проекта нового здания Мариинского театра, предложенного американским архитектором-авангардистом Э. Моссом, обосновывается прежде всего тем, что столь экстравагантное сооружение вступит в непримиримый конфликт с главной пространственной и архитектурной доминантой района - Никольским Морским собором.
Специфика исторического центра Петербурга как памятника градостроительства требует учета не только "макропоказателей" пространства города, но одновременно и особенностей пространственной организации каждого крупного характерного района - Васильевского острова, Петроградской стороны, приречных зон материковой части, района Песков и др. При всей своей кажущейся целостности город чрезвычайно разнообразен по своим ландшафтно-градостроительным характеристикам, и одна из важных задач профессиональной экспертизы - не допустить постепенного нивелирования облика районов (того, что случилось в Москве в ходе ее довоенной активной реконструкции, в результате чего пришлось возводить "сталинские высотки" для возвращения характерного силуэта города).
Более камерный уровень пространственного анализа предполагает учет особенностей конкретного участка в контексте улицы, площади, двора, перекрестка, набережной. Здесь важны замыкания перспектив и развертки застройки вдоль красной линии. При этом далеко не всегда необходимо в качестве целевой установки анализа выдвигать требование сохранения существующих пространственных отношений, которые могут быть результатом случайного стечения исторических обстоятельств. Ведь Петербург в том виде, в каком он получил статус памятника Всемирного наследия, сложился менее чем за век (с середины XIX до начала XX в.) путем перестройки усадебных малоэтажных зданий в многоэтажные брандмауэрные. Более раннюю историю имеют лишь некоторые опорные ансамбли и здания. Перестройка шла непрерывно, высокими темпами, на всю глубину кварталов и этот процесс был полон случайностей. Эти случайности придают очарование непосредственности улицам (например, там, где соседствуют, стыкуясь брандмауэрами, шестиэтажное и двухэтажное здания), но в то же время они предоставляют право сегодня сменить случайность на закономерность, исправить положение путем нового строительства.
В других случаях экспертный анализ может выявить необходимость восстановления исторических пространственных характеристик. Например, снос двух церквей - Покровской и Успенской - оставил одну из важнейших магистралей центра Садовую улицу без ориентирующих вертикалей. Предусмотренное утвержденным проектом строительство часовни на Сенной площади ни в малой степени не может восполнить эту потерю. Так же как упрощенный силуэт Дворца культуры работников связи - отнюдь не равноценная замена стройному островерхому силуэту стоявшей на этом месте краснокирпичной кирхи.
Методика пространственно-композиционного анализа исторической городской среды разработана на кафедре истории и теории архитектуры СПбГАСУ.

Современная архитектура в экспертной оценке

С самого рождения Петербург был законодателем архитектурной моды в России, вернее, проводником европейских стилей. Положение стало меняться после потери городом столичного статуса. В качестве областного (хотя и крупнейшего) центра Ленинград уже с середины тридцатых годов не в состоянии был претендовать на роль лидера советского зодчества. Компенсирующей реакцией на эту потерю стало возрастание доли пассеизма в общественном сознании горожан, в том числе и архитекторов. Вообще предпочтение прошлого настоящему, возвышение красоты старого Петербурга до уровня недосягаемого идеала началось в первые годы XX века, ослабло в 20­е годы и вновь стало набирать силу во второй половине 30-х гг., чему способствовало сперва общее усиление ретроспективизма в советской архитектуре, а затем, с 60-х гг. - переход к массовому индустриальному домостроению, враждебному историческому зодчеству. Так сформировался творческий архитектурный консерватизм, базирующийся на классических традициях прошлого и на восприятии исторического Петербурга как застывшего, целостного феномена, нуждающегося в особом к себе отношении и сохранении именно как единого, "окончательного" организма.
Таким образом, самим историческим процессом была подготовлена почва для мгновенного и всеобщего перехода ленинградских архитекторов с начала 90-х гг. на позиции историзма. Дополнительным и очень важным стимулирующим фактором здесь явился перенос строительной активности с районов новостроек в центр города, что актуализировало принцип "Не вреди!". Наиболее надежным способом его осуществления как раз и стал стилистический историзм фасадов новых зданий. Девяностые годы в архитектуре Петербурга стали годами триумфа неоисторизма, который проявлял себя в широком диапазоне оттенков - от пассивного использования форм конкретного стилевого направления до постмодернистских игровых композиций.
Историзирующая направленность большинства проектных решений 90­х гг. закономерна, но не имеет большого будущего. Экспертиза должна учитывать это стратегически важное обстоятельство. Современные фасады, выполненные в формах, максимально приближенных к историческим, не обогащают город, а напротив, обедняют, лишая его драматизма столкновения и взаимодействия времен, а значит, энергии развития. Поэтому одна из задач экспертизы - выявить возможные архитектурные последствия строительства нового объекта: в идеале, старое и новое должны подчеркивать своеобразие красоты архитектуры разных эпох, а не подавлять друг друга.
Преодоление периода пассивного историзма уже происходит и, как всякое проигрываниe исторической драмы, происходит это через фарс, называемый ныне постмодернизмом. Игровая стадия историзма, допускающая "веселый эклектизм" (в отличие от серьезного увражного эклектизма прошлого), культивирующая самые невероятные сочетания и искажения знакомых форм, вольно или невольно приближает будущее освобождение архитектуры от изобразительной стилистики, рожденной синкретизмом сознания людей в глубокой древности.
Петербургский архитектурный постмодернизм не страдает чрезмерной экзотичностью, не злоупотребляет своими игровыми возможностями, т. к. он вторичен по отношению к западному и развивается в условиях сильнейшего сдерживающего влияния архитектуры исторического центра города и упомянутого творческого консерватизма архитектурного цеха.
Своеобразной и характерной именно для Петербурга постмодернистской версией историзма является неоклассика "державного", почти имперского типа, с наибольшей откровенностью представленная в современном проектном творчестве М. Мамошина. Архитектура такого рода - отнюдь не пассивное "продолжение" существующей застройки, напротив, она агрессивно-самостоятельна, имеет явные черты ампира и откровенно претендует на роль лидера окружающего пространства, нередко за счет подавления архитектурных соседей. В этих случаях экспертиза должна выявлять уместность подобных стилистических предложений.
Задачи экспертизы значительно усложняются, если архитектурный проект предлагает бескомпромиссное решение, концептуально противостоящее исторической застройке, не предусматривающее ни композиционных, ни масштабно-пластических связей с ней. Появление подобных зданий в зоне исторического центра возможно, в ряде случаев даже весьма желательно для обеспечения стилевой насыщенности, эстетического богатства исторически развивающегося, не музеефицированного городского пространства. Однако использование в исторической среде принципа контраста таит в себе потенциальную опасность появления нежелательных (в конкретной ситуации) современных доминант, губительных для устойчивого образа этой среды.
С наиболее радикальных творческих позиций по отношению к исторической застройке выступает архитектор Е. Подгорнов. Но он же предлагает и менее контрастные варианты проектных решений, когда фасады новых зданий приобретают вид крупномасштабного геометризованного орнамента, отдаленно перекликающегося с обобщенными формами исторического зодчества.
Наиболее органичным и перспективным на современном этапе представляется путь, намеченный в некоторых проектах и постройках М. Рейнберга, Е. Герасимова, Н. Явейна. Направление, тактично примиряющее историзм и современность, масштаб существующей застройки и укрупняющие возможности новейших конструкций и технологий, уже намечает контуры феномена, который можно назвать новым петербургским стилем. Стильность всегда была отличительной чертой архитектуры Петербурга.
Более тридцати заметных объектов появилось за последние годы в историческом центре города. Спектр их стилистических, формотворческих подходов широк, хотя общий уклон в сторону историзма очевиден. На то есть объективные причины, но столь же объективна и постепенно нарастающая тенденция поиска новых подходов к проблеме современного строительства на исторической территории. Экспертная помощь в этом поиске играет далеко не последнюю роль.

По поводу интерьеров

Громадная территория исторического центра Петербурга и пригородных дворцовых комплексов (14,5 га) буквально насыщена ценными интерьерами различных эпох. Однако это неисчислимое богатство - самая уязвимая часть историко-архитектурного наследия (исключение составляют лишь несколько комплексов, главным образом, музейных). Можно сказать, что термин "недвижимость" по отношению к интерьерам не вполне корректен, ибо они постоянно испытывают на себе воздействие неуемной преобразовательной деятельности людей. В новых экономических условиях, активизировавших эту деятельность, прежний охранительный подход, запрещавший любые изменения исторически ценных объектов, бесперспективен. Поэтому в практику приватизации и сдачи в аренду зданий и помещений внедряется разработанный учеными Петербурга комплексный подход, основанный на дифференциации ценностей основных элементов объекта (участок, объемная композиция, внутренняя планировочная структура, фасады, отдельные помещения, их взаимосвязь, декор, произведения декоративно-прикладного искусства, оборудование и пр.). Экспертный анализ, согласно методике, позволяет выделить собственно "предметы охраны" и объединить их в три основные группы. По отношению к "предметам" первой группы не допускаются ни реконструкция, ни замена; требуется их безусловное сохранение или реставрация. Ко второй группе относятся элементы, которые можно заменить подобными или однопорядковыми. И, наконец, "предметы" третьей группы могут быть реконструированы или ликвидированы без ущерба для исторической и эстетической ценности интерьера.
Методика уже прошла апробацию на многих объектах. Результаты экспертного анализа используются для разработки зонинг-планов, составления регламентов, заданий на проектирование и пр.
Для такого уникального города как Санкт-Петербург наличие качественной, профессиональной историко-архитектурной экспертизы является необходимым условием гармоничного взаимодействия двух разнонаправленных процессов - сохранения и развития его исторического центра.

Заварихин Светозар Павлович - заведующий кафедрой истории и теории архитектуры СПбГАСУ.

Архитектурный критик, историк и теоретик архитектуры, практикующий архитектор, главный редактор журнала "Три искусства". Автор проектов, построек, более десяти монографий, свыше двухсот статей. Участвовал в экспертных исследованиях крупных объектов, подлежащих приватизации, в разработке проектов зон охраны населенных пунктов и пр.
Заслуженный архитектор России, доктор архитектуры, профессор.


1. Жилой дом на Суворовском пр. Мастерская архит. Е. Герасимова. 1999 г.

Один из первых удачных примеров "пассивного" историзма. Главный фасад по-своему продолжает неоклассическую архитектуру соседнего крупного здания Николаевской академии Генштаба, построенного в 1900 г. известным архитектором А.И. фон Гогеном. Своеобразие облику нового дома придает легкий налет постмодернистского преобразования канонических форм.


2. Многоэтажный гараж-стоянка в Волынском пер. Мастерская архит. М. Мамошина. 2000г.

Пример современного авторского завершения комплекса, начатого постройкой в 1906 г. здания Вольного Экономического общества (ДЛТ). Формы петербургского модерна переосмыслены и укрупнены, но стилистика сохранена и узнаваема.


3. Здание ресторана "Макдоналдс" на 6-й линии. Архит. Х. Халсти и В. Чулкевич. 1997 г.

Здание-"игрушка", своеобразная "картонная" версия петербургской архитектуры. Уместно на оживленном перекрестке, в зоне влияния станции метро. Является локальным символом "праздника жизни".


4. Жилой дом в Крестьянском пер. Архит. Е. Раппопорт и В. Попов. 2001 г.

"Виртуальная" арка и прочие атрибуты постмодернизма не делают фасад знания менее петербургским. Сохранена культура пропорционирования и согласованность деталей.


5. Выставочный центр Кировского завода на пр. Стачек. Мастерская архит. Е. Герасимова. 2000 г.

Неоклассический фасад здания, хотя и обогащенный барочными элементами, стилистически согласован со стоящим напротив неоампирным павильоном метро. Возникли своеобразные пропилеи перед Комсомольской площадью.


6. Проект здания гостиницы в квартале 130. Мастерская архит. М. Мамошина. 2002 г.

Классический, почти римский монументализм облика соответствует убежденности автора в том, что классика - основа архитектурной самобытности Петербурга. Этот концептуальный подход распространяется и на проекты других объектов в реконструируемом, очень важном для города квартале, своим фасадом выходящем на Невский проспект.


7. Проект торгового центра "Глобус" на Б. Морской ул. Архит. Е. Подгорнов. 2001 г.

Бескомпромиссное проектное решение, разрывающее историческую застройку. Но именно эта бескомпромиссность преодолевает однопорядковость архитектуры соседних зданий, индивидуализирует облик квартала и всего участка улицы.


8. Проект торгового центра "Пирамида" на Большом пр. ПС. Архит. Е. Подгорнов. 2002 г.

На проспекте, отличающимся большим стилистическим разнообразием застройки, появление подобного крупномасштабного монументального (несмотря на стеклянные поверхности) здания не вызвало бы разрушения облика магистрали. Символика здания, восходящая к проектам времен Великой Французской революции, не соответствует назначению объекта и потому носит откровенно игровой характер.


9. Проект жилого дома на 14-й линии. Архит. Е. Подгорнов. 2002 г.

Превращение фасада в крупномасштабный плоскостный орнамент практикуется современной архитектурой. В данном случае этот прием помогает оживить застройку, не вступая с ней в резкий диссонанс.


10. Жилой дом на Малой Дворянской ул. Архит. мастерская "М. Рейнберг и А. Шаров".1998 г.


11. Офисно-жилой дом на Тверской ул. Мастерская архит. Е. Герасимова. 2000 г.

Пример удачного сочетания различных тектонических систем - стеклянной стены-экрана и традиционной стены с оконными проемами. Ненавязчивая современность проектного решения намечает перспективное направление развития новой петербургской архитектуры в пределах исторической территории города.


12. Проект коммерческого центра на Сенной пл. Мастерская архит. А. Столярчука. 2002 г.

На большой реконструированной площади, заставленной крупными темными павильонами, подобное современное решение с элементами открытых конструкций поможет без подражания историческим стилям обобщить и "собрать" сложное пространство и в то же время обозначить узловую зону площади, где располагается станция метро и будет построена часовня.

Журнал "Недвижимость: экономика, управление"

Международный научно-практический журнал "Недвижимость: экономика, управление" №6

В начало страницы || Версия для печати

E-mail: info@rips.ru

При использовании материалов сайта обязательна ссылка на www.rips.ru

,
О РООС
НОВОСТИ
ЖУРНАЛ РООС
  • Колонка редактора
  • Анонс статей следующего номера
  • Подписка на журнал
    АНАЛИТИКА
    УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКАЯ РАБОТА
    ЗАКОНЫ



    Сделано вручную
    поддержка
    LRB.ru
    дизайн
    suNИrize

    , , , ,